Эссе и аннотации

Содержание

Ключевые слова

Автор

Новая внимательность

Ключевые слова: education, existential control, knowledge, progress, systems, systems engineering, systems thinking, знание, образование, прогресс, системная инженерия, системное мышление, системы, экзистенциальный контроль

Автор: Федор Рагин

Дата публикации: 26.03.2021

Лицензия: © Федор Рагин. Копирование, распространение или иное использование разрешается после согласия правообладателя.

Мы иногда говорим, что главный результат обучения – знать, какая книга тебе нужна и с какой полки её взять. Если принять это за критерий качества образовательных продуктов, то далеко не каждый сможет ему соответствовать даже в своей предметной области, не говоря о смежных и, тем более, отдалённых. Но именно этим – расширением сферы применимости интеллекта [1] – систематическое образование и отличается от образовательной попсы: в нём трансдисциплинарная [2] составляющая есть, а в попсе нет.
 
Если шесть лет учиться на инженера, то, хочешь не хочешь, привыкнешь рассуждать в терминах абстракций и их материальных воплощений, воспринимать всякие сложные штуки одновременно в целостности и иерархических деталях, смотреть на все объекты как на процессы и жизненные циклы. «На все» – значит не только на объекты инженерии, но и на картины в галерее, на путешествие с детьми к морю, на биткойн, на благотворительность, на государственное устройство, на занятия йогой, на приготовление гуакамоле… Такое качественное развитие происходит со студентами любых долгих структурированных программ, не обязательно инженерных: они «пропитываются» трансдисциплинарностью как подходом, как принципом мышления и деятельности.
 
Применение его к задаче в незнакомой сфере всегда требует интеллектуальных усилий и умения удерживать внимание. С первым у обладателей хороших дипломов всё в порядке: за годы обучения они сформировали в своих головах паттерны концептуального мышления. Но со вторым – способностью длительное время оставаться сосредоточенным на одной задаче – даже у систематически образованной части общества очевидная проблема, глобальная и нарастающая. При этом как раз умение удерживать внимание делает концептуальное мышление результативным. Умный и системно мыслящий, знаешь, какая книга тебе нужна и с какой полки её взять, но отвлекаешься и разбрасываешься? Ни к чему не пригоден.
 
Утрата внимательности – естественное следствие прогресса в коммуникациях. Именно прогресса – бесконечная эклектика лент соцсетей, новояз мессенджеров, непрерывная включённость – не зло, а благо, позволяющее людям всё быстрее освобождаться от природы через репликацию знания, через мемы, через творческие вариации разумных объяснений [3]. (Если, конечно, оценивать происходящее в рациональном духе Запада и Просвещения.)
 
«Старая внимательность» в такой плотной среде мозаичных коммуникаций невозможна, она – уходящая натура, и вернуть её нельзя. Для времени эмодзи, зумов и непрерывного онлайна нужно что-то другое, нужна «новая внимательность», на которой можно всерьёз и надолго (то есть, на пару поколений) основать пирамиду трансдисциплин прогресса – онтологику, концептуальное мышление, системные предпринимательство, инженерию и управление. Этой «новой внимательности» следует учить – массово и в некоторых случаях обязательно, – позиционируя её не как практику личного эскапизма, а как основу мышления и деятельности современного образованного человека. Рынок "новой внимательности" огромен, ценность её возрастает.

[1] «Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир». Дэвид Дойч, Альпина Нон-фикшн, М. 2021. ISBN 978-5-91671-909-3.

[2] «Системное мышление 2020». Анатолий Левенчук, Издательские решения, М., 2020. ISBN 978-5-4490-4439-6.

[3] «Эгоистичный ген». Ричард Докинз, АСТ, М., 2013. ISBN 978-5-17-077772-3.

 

Сохранить в PDF

Скопировать постоянный линк

Жизненный цикл диплома

Ключевые слова: education, organizational learning, systems, systems engineering, systems thinking, образование, организационное обучение, системная инженерия, системное мышление, системы

Автор: Федор Рагин

Дата публикации: 18.03.2021

Лицензия: © Федор Рагин. Копирование, распространение или иное использование разрешается после согласия правообладателя.

В наших корпоративных «Машинах инноваций» для среднего бизнеса всегда есть образовательный модуль: ежегодно повторяющаяся программа для подрастающих талантов, где внешние преподаватели стратегии, маркетинга и обеспечивающих управленческих дисциплин дают свой материал в контексте «горячих» внутренних инновационных идей (а не наоборот). Кроме того, в питерской «Вышке» мы ведём программы по стратегии и маркетингу для открытого рынка. И там, и там – в силу наших взглядов на «как оно должно быть» – присутствует большое число (до шести на восьмимесячную программу) разного масштаба и формата аттестационных проектов – от групповых промежуточных мультидисциплинарных assignments до индивидуальных выпускных дипломных работ.
 
Такое количество и разнообразие – это методологический вызов, особенно если преподавательский корпус программы ротируется, популярные технологии внутри изучаемых практик меняются раз в три года, а раз в пять (ну, или семь) лет возникают новые базовые дисциплины. Справиться со скоростью и сложностью мы пытаемся через систематическое упрощение: с какого-то времени весь бестиарий наших аттестационных проектов описан единственной принципиальной схемой [1]. По ней мы определяем буквально всё – от иерархии методичек и контента слайдов проектных семинаров до распределения и цикличности работ, от объектов контроля и задач тьюторов до физического хронометража проектов, от духа и буквы критериев оценки до содержания благодарственных писем стейкхолдерам.
 

[1] ISO/IEC/IEEE 42010 Systems and software engineering – Architecture description is an international standard for architecture descriptions of systems and software. https://en.wikipedia.org/wiki/ISO/IEC_42010

 

Сохранить в PDF

Скопировать постоянный линк

Социальный рейтинг

Ключевые слова: activism, cultural revolution, existential control, social factors, активизм, культурная революция, социальные факторы, экзистенциальный контроль

Автор: Федор Рагин

Дата публикации: 03.03.2021

Лицензия: © Федор Рагин. Копирование, распространение или иное использование разрешается после согласия правообладателя.

Социальный рейтинг - дело, обречённое на глобальный успех. Не покушаясь на фундамент общества - иерархию, - этот механизм полностью меняет её содержание, используя не дарвинистские критерии доминирования и подчинения, а другие, полезные для государства или, вернее сказать, уклада.
 
Стимулы (nudges) поведенческой экономики - это уже привычные инструменты корпоративных программ лояльности. Сегодня ещё нет, но завтра они будут использованы компаниями для корректировки поведения покупателей не ради продаж, а ради достижения собственного привелигированного статуса в социуме: тот, у кого покупатели - "хорошие люди", и сам достоин лучшего (например, государственной субсидии). "Хочешь премиальное качество? Более широкий выбор? Просто стать нашим клиентом? Тогда набирай баллы, разделяя мусор у себя на кухне или деколонизируя науку! Живи правильно и получай больше." Таков западный путь к социальному рейтингу - снизу вверх, от организаций-агентов, манипулирующих своими клиентами ради публичного блага, к государству-принципалу.
 
Восточный путь - сверху вниз, от государства-источника и менеджера критериев новой общественной иерархии прямо к отдельному оцифрованному человеку. Социальный рейтинг и система обратных корректирующих воздействий продвигаются без спешки, но неумолимо, без кружного пути агентств и поведенческих стимулов, без бессмысленных в той части света реверансов идеалам Великой французской революции. Не только бессмысленных, но и абсурдных - ведь социальный рейтинг замещает и свободу, и равенство, и братство.
 
На западе социальный рейтинг вот-вот родится от бурного секса маркетинга с поведенческой экономикой, а на востоке его уже отправили в начальную школу папа-госплан и мама-компартия.
 
(Это шутошный текст, на самом-то деле всё будет хорошо.)

Окончательное поражение

Ключевые слова: activism, cultural revolution, history, k-waves, kondratieff waves, progress, technology adoption, TESP+E, адаптация технологии, активизм, волны кондратьева, культурная революция, прогресс, циклы кондратьева

Автор: Федор Рагин

Дата публикации: 26.02.2021

Лицензия: © Федор Рагин. Копирование, распространение или иное использование разрешается после согласия правообладателя.

Каждый кондратьевский цикл начинается с массированных инвестиций производящих и сервисных компаний в технологии нового уклада [1]. Общество же признаёт смену эпохи лишь через 25-30 лет – это признание проявляется в отказе от попыток вернуть "золотой век" предшествующего цикла и в широкой адаптации этических норм, органичных для экономики наступившего нового времени.
 
25 или, тем более, 30 лет – это колоссальный лаг и в каком-то смысле парадокс, поскольку компании, инвестирующие в новую волну технологического прогресса, и люди, десятилетиями оказывающие этому прогрессу социальное сопротивление, в общем, одно целое. Чем объясняются инерция и протест – не берусь судить, да это здесь и не важно. Важна хронологическая повторяемость и одинаковое содержание "драмы периода" – конфликт технологий нового уклада с бизнес-моделями, социальными нормами и политическими системами уклада старого всегда разворачивается на протяжении первых трёх четвертей каждого кондратьевского цикла и всегда предстаёт как девальвация и отмена новым этапом прогресса какой-то части этических ценностей, рождённых эпохой Просвещения.
 
Этика предыдущего этапа неизбежно проигрывает, но, тем не менее, "этическое сопротивление" длится долго – до самого физического вымирания основной массы носителей старой этики – и всегда с двух типичных позиций (по аналогии с политикой – правой и левой) [2].
 
Правый фланг – это этическая реакция: пугающим и неясным грядущим ценностям противопоставляются более или менее безумные идеи воссоздания норм, существовавших ДО эпохи Просвещения, когда люди жили сплоченными вокруг правителя корпорациями, знали своё место и свой путь, и будущее никого не пугало неопределённостью.
 
Левый фланг – это этический коллективизм: творчество публики, несогласной с мрачными контурами будущего, направленное на экстраполяцию ценностей Просвещения к утопическому идеалу, к тому, куда человечество могло бы придти ПОСЛЕ Просвещения, складывайся всё хорошо.
 
Повторю: и правое, и левое этическое сопротивление всегда проигрывают, и каждая смена циклов Кондратьева гасит на нашем небе часть прекрасных звёзд эпохи Просвещения. В этом смысле, романтический мир свободы, равенства и братства уходит от нас полувековыми кондратьевскими шагами, исчезает во времени и в пространстве, терпит в каждом цикле очередное поражение из-за слепоты одинаково враждебных Просвещению, дерущихся между собой реакционеров и леваков от каждый раз непонятной, тревожной, победоносной третьей силы - технологического прогресса.
 
В сказанном нет ничего особо оригинального, разве что слова о поэтапной технологической эрозии идей Просвещения, но я написал весь текст как преамбулу вот к этому абзацу:
 
Шестой большой цикл конъюнктуры, в который мы все сейчас входим, особенный: он «не европейский», и это принципиально отличает его от всех предшествующих. Центр контроля технологий шестого уклада смещается в Азию, и восмидесятилетний Pax Americana, длившийся два технологических уклада и наследовавший этике европейской цивилизации, которая до этого контролировала три первых кондратьевских волны, заканчивается [3]. В конце 2030-х или начале 2040-х мы – реликты V волны, кто доживёт – не узнаем системы ценностей, которая будет нас окружать. Китай предложит (и навяжет) миру совершенно другую этическую повестку, которая ликвидирует остатки идеалов эпохи европейского Просвещения, столкнув по пути в канаву и бледнолицых фантазёров-реакционеров, и новых коммунистов с их diversity & inclusion. Исходя из такой перспективы, компаниям, возможно, пора погружаться в китайскую управленческую теорию и практику, не отвлекаясь на бесплодные страсти правого и левого этического сопротивления, на эту последнюю "гражданскую войну европейцев", рипс нимада [4].
[1] Хронология и содержание циклов Кондратьева:
 
[2] Эрик Хобсбаум, «Короткий двадцатый век (1914–1991)», Corpus, 2020, ISBN 978-5-17- 090322-1.
 
[3] China’s historic rise in science and tech stirs criticism, Science Business, April 06, 2020. https://sciencebusiness.net/.../chinas-historic-rise....
 
[4] Владимир Сорокин, «Голубое сало», Ад Маргинем, 2002, ISBN 5-93321-052-8 (т. 3).
 

Сохранить в PDF

Скопировать постоянный линк

Союз эвристики и статистики

Ключевые слова: artificial intelligence, behavioural economics, cognitive biases, cognitive strategies, ecological rationality, fast and frugal heuristics, heuristics, logical rationality, machine learning, organizational learning, uncertainty, быстрые и доступные эвристики, искусственный интеллект, когнитивные искажения, когнитивные стратегии, логическая рациональность, машинное обучение, неопределенность, организационное обучение, поведенческая экономика, эвристика, экологическая рациональность

Автор: Евгений Громов, Федор Рагин

Дата публикации: 23.02.2021

Лицензия: © Евгений Громов, Федор Рагин. Копирование, распространение или иное использование разрешается после согласия правообладателя.

Эвристика – зло. С точки зрения Канемана, Тверски, Талера, Санштейна и других апостолов поведенческой экономики упрощенные когнитивные стратегии, которыми люди пользуются для принятия решений в сложных ситуациях – не более, чем источник заблуждений и ошибок [1-3]. Соответственно, заблуждения, следующие из эвристики, нужно вскрывать и развенчивать, а ошибки – исправлять, рационализируя мышление при помощи логики и статистики. Если же такая рационализация не удаётся, нужно без колебаний прибегать к «манипуляции во благо», то есть, к стимулам (nudges), которые исправят поведение человеческого стада ради его же пользы.
 
Анти-эвристическая идеология поведенческой экономики сегодня, кажется, не имеет альтернативы. Она выглядит вдвойне победоносной ещё и потому, что её логическая рациональность философски абсолютно дружественна происходящему на наших глазах «большому взрыву» data driven decision making – управлению на основе данных, провоцируемому цифровой трансформацией компаний. Есть те, кто ещё не слышит двадцатипятилетних комиссаров в пыльных шлемах, клакеров размножающейся в начале каждого нового цикла Кондратьева технократии, которые освистывают качественные инструменты принятия решений и требуют отдать биг дэйте стратегию, маркетинг и операции бизнеса?.. Ok, boomers!
 
Но в параллельном мире живёт и развивается вполне конкурентоспособный, хоть и неизвестный в американизированном масс-бизнесе взгляд на эвристики, как на «дарвинистский» механизм выживания людей и организаций в условиях неопределённости, а не как на рассадник вредных когнитивных искажений. Этот взгляд продвигает немецкая школа «быстрой и доступной эвристики (die schnelle und sparsame Heuristik или Fast and Frugal Heuristics, FFH) [4, 5]. Её сегодняшний лидер – психолог Герд Гигеренцер (Gerd Gigerenzer), а подход сформулировал в 1990-х экономист и нобелевский лауреат Рейнхардт Зельтен (Reinhard Selten).
 
(Можно предположить, что маргинальность школы FFH обусловлена провинциальным статусом немецкого языка в науке.)
 
Школяры FFH доказывают, что в ситуациях классической неопределённости (Knightian uncertainty [6]) простые и нересурсоёмкие эвристики при принятии решений превосходят методы экономической статистики и поведенческой экономики. Герд Гигеренцер противопоставляет эти «быстрые и доступные» эвристики логической рациональности последних и называет их экологическими, поясняя, что в неопределённых обстоятельствах они хотя и не гарантируют лучших решений, но дают решения хорошие, практически полезные для субъекта, то есть, экологические.
 
В условиях неопределённости – когда неизвестно содержание событий, составляющих контекст проблемы, непонятны их исходы, а также невозможно установить их вероятности – логика и статистика всегда пасуют, утверждает Герд Гигеренцер. При этом люди и организации всё равно принимают достаточные для выживания и развития решения, пользуясь «интуитивной статистикой», то есть, «быстрыми и доступными» эвристиками четырёх классов:
 
Класс 1: Выбор, основанный на узнавании. В этом классе эвристик каждый из нас решает, что та из альтернатив, которая нам знакома – лучшая. Если перед нами несколько знакомых альтернатив – то лучшая та, которую мы узнаём быстрее.
Класс 2: Последовательный перебор причин. Эти эвристики позволяют нам принять решение сразу, как только обнаружена первая удовлетворительная причина для этого. Так мы избегаем дорогостоящего или невозможного выявления всех «за» и «против».
Класс 3: Достижение уровня удовлетворения. Мы выбираем ближайшую альтернативу, которая соответствует ранее сформировавшемуся у нас уровню ожиданий.
Класс 4: Назначение равной приоритетности. В этом классе эвристик мы равномерно распределяем ресурсы между неясными альтернативами, несмотря на то, что понимаем – их сравнительная важность объективно неодинакова.
 
(Гигеренцер в скобках замечает, что, не будь в мире неопределённости и эвристик, не существовало бы и самой экономики. Вероятно, это не его мысль, но она точно выражает суть рынка. Идеальный же искусственный интеллект, вооружённый абсолютным Data-Driven-Decision-Making, обесценивает весь цивилизационный уклад.)
 
У меня нет никакого права вставать на сторону Герда Гигеренцера против Дэниела Канемана, равно как и наоборот. Да я и не вижу в этом смысла, поскольку логический и экологический подходы не конфликтуют, а органично сосуществуют, если рассматривать их в системе координат, которой компании всегда – осознанно или неосознанно – пользуются, принимая решения о будущем (то есть, разрабатывая стратегии) или осмысляя прошлый опыт (то есть, обучаясь). Эвристка находится, и всегда, при любой разумности нейросетей, будет находиться в союзе со статистикой – только так будет покрыто всё поле задач деятельного человека.
 

На приложенном рисунке эта система координат образует три проблемных области, на разную глубину направленные в будущее или погружённые в прошлое и, одновременно, характеризующиеся контекстом разной понятности.
 
Зеленая область – царство определённости, поскольку горизонты будущего и прошлого невелики, а контекст проблем понятен. В решении таких проблем любые качественные методы и эвристики проигрывают логическому подходу и его практикам: анализу больших данных, DDDM, искоренению когнитивных искажений и стимулам (nudges) поведенческой экономики. Зелёное полукольцо – неоспоримая территория комиссаров-технократов и Дэниела Канемана.
 
Красная область – амфитеатр классической неопределённости, сложившаяся то ли из дальних горизонтов будущего и прошлого, то ли из непонятности контекста. Всё, что там произойдёт или происходило возможно описать, осмыслить и воплотить только с помощью быстрых и доступных эвристик Гигеренцера, равнозначных альтернативных сценариев и непрерывного предпринимательства в духе идей Кэтлин Эйзенхардт (Kathleen Eisenhardt) [7, 8].
 
Голубая проблемная область состоит либо из факторов, которые компания наблюдала ранее и потому может установить вероятность их повторения (эти факторы – риски), либо, если речь идёт об обучении на прошлом опыте, из событий с неоднозначной трактовкой. В этой области одинаково хорошо (или одинаково плохо) работают и упрощённые когнитивные стратегии, и статистические методы вместе с DDDM. И только за эту область – зону рисков будущего и неоднозначных событий прошлого – может быть, есть смысл воевать американской школе логической рациональности и немецкой школе рациональности экологической. Интересно, выживет ли через десять лет цифровой трансформации деревце человеческой эвристики, пока что неплохо себя чувствующее на этой спорной голубой земле?

[1] Kahneman, D., Slovic, P., & Tversky, A. (Eds.). (1982). Judgment under uncertainty: Heuristics and biases. London: Cambridge University Press.

[2] Thaler, R. H., & Sunstein, C. R. (2008). Nudge: Improving decisions about health, wealth, and happiness. New Haven: Yale University Press.

[3] Капелюшников, Р. И. Вокруг поведенческой экономики: несколько комментариев о рациональности и иррациональности: препринт WP3/2018/04 / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2018. – 36 с. https://wp.hse.ru/data/2018/05/10/1150883668/WP3_2018_04______________.pdf

[4] Guercini, S., Milanesi, M., Heuristics in international business: A systematic literature review and directions for future research, Journal of International Management, Vol. 26, Issue 4, 2020, 100782, ISSN 1075-4253.  https://doi.org/10.1016/j.intman.2020.100782

[5] Mousavi, S., Gigerenzer, G. Heuristics are Tools for Uncertainty. Homo Oecon 34, 361–379 (2017). https://doi.org/10.1007/s41412-017-0058-z

[6] Knight, F. H. (1921). Risk, uncertainty and profit. Dover 2006 unabridged republication of the edition published by Houghton Mifflin Company, Boston and New York.

[7] Shona L. Brown, Kathleen M. Eisenhardt, “The Art of Continuous Change: Linking Complexity Theory and Time-Paced Evolution in Relentlessly Shifting Organizations”, Administrative Science Quarterly, Vol. 42, No. 1 (Mar., 1997), pp. 1-34. https://www.jstor.org/stable/i341376

[8] «Кэтлин Эйзенхардт», эссе, VVSC, 2020. https://veraviastrategy.com/kathleen-eisenhardt

 

Сохранить в PDF

Скопировать постоянный линк